Мы используем файлы cookie. Соглашение об использовании
недвижимостьЦИАН - база объявлений о продаже и аренде недвижимостиhttps://www.cian.ru/help/about/rules-legal/Новостройки

Алексей Козлов: «Новостройки в России переоценены на 20–25%»

5 352
Алексей Козлов: «Новостройки в России переоценены на 20–25%»
Как борьба с околонулевыми ставками может отразиться на рынке новостроек, как изменится поведение застройщиков и риелторов, когда удаленные сделки станут обычным явлением, Циан.Журналу рассказывает Алексей Козлов, управляющий директор сети агентств недвижимости «Монолит» (Нижний Новгород).
краткое содержание интервью:
  • Отмена околонулевых ипотечных ставок в рамках совместных проектов банков и застройщиков вряд ли сильно повлияет на рынок недвижимости. Все понимали, что это больше маркетинговый ход, чем реальный инструмент ценообразования. 
  • На рынке сегодня существует тренд на покупку загородных объектов, драйвером которого выступает сельская ипотека.
  • Трендом могут стать и скидки со стороны застройщиков. Пока реальный прайс не меняется, но девелоперы уже дают точечные дисконты до 20%. 
  • В будущем на рынке недвижимости останутся только крупные компании и небольшие агентства. «Середнячки», скорее всего, исчезнут. Уже сегодня лидеры отрасли стремятся заполучить их риелторов.  
  • Выжить в будущем смогут лишь те агентства, которые интегрируются с крупными цифровыми платформами и освоят весь ассортимент электронных услуг. 
  • Дистанционные сделки завоевывают все большую популярность и через некоторое время станут обычной практикой. Это может изменить рынок недвижимости. 
  • Момент для сертификации риелторской деятельности еще не настал: рынку нужно время, чтобы игроки сами могли создать единые стандарты работы. При этом профессиональному сообществу нужно стремиться к такой же четкой модели, какая сегодня действует на автомобильном рынке.  

Модераторами беседы выступили Светлана Данилова (С.Д.), главный редактор Циан.Журнала, и Михаил Посредников (М.П.), коммерческий директор Циан.

«Околонулевые ставки — это маркетинг»

С.Д: Центробанк заявил, что будет бороться с околонулевыми ипотечными ставками. Как это отразится на рынке?

А.К.: Все прекрасно понимали, что околонулевые ставки — это скорее маркетинговый ход со стороны застройщиков, а не какая-то реальная составляющая цены объекта. Я не думаю, что отмена таких программ в перспективе сильно повлияет на объемы продаж у девелоперов. Это далеко не ключевой элемент их рыночной политики.  

С.Д.: Есть мнение, что это было важно для тех покупателей, кому важна не цена объекта, а размер ежемесячных выплат. Если ставка около нуля, то субъективно человеку кажется, что он платит мало. Хотя при расчете полной стоимости объекта это может оказаться и не так. 

А.К.: Действительно, люди сегодня всё чаще «покупают» не конечную стоимость объекта, а ежемесячный платеж. В новостройках более 90% продаж составляют ипотечные сделки, причем по субсидированным ставкам. 

И если нам удастся правильно «переупаковать» эти невысокие платежи, сделать их приемлемыми для клиента, пусть и по более высокой ставке, возможно, мы снова сможем сыграть на той же потребности людей. 

А какая там будет конечная ставка — 0 или 6%, — не так важно. Думаю, таким образом и будут теперь действовать маркетологи застройщиков.  

С.Д.: А какие альтернативы есть у нулевой ставки? 

А.К.: Сбербанк, например, предлагает клиентам купить ставку. И если они покупают ее отдельно, а не зашитой в стоимость квартиры, то это приемлемый выход для застройщика. 

Как компании делают сейчас? Закладывают ставку в конечную цену продажи. Условно, квартира стоит 10 млн, а если человек хочет купить ее по ставке 0%, стоимость поднимается до 10,5 млн рублей. 

Вот и дальше будет почти так же: 10 млн будет стоить квартира и 500 тыс. рублей — покупка ставки с минимальным платежом — скажем, не 20, а 12 тыс. рублей в месяц. Крупные банки у нас являются игроками рынка недвижимости, и они обязательно воспользуются такой возможностью.   

С.Д.: Цена на новостройки из-за этого в итоге снизится? 

А.К.: Мы же всегда видим: как стоимость доллара падает — так цены в магазинах снижаются (смеется). Честно говоря, я такого никогда не видел. Скорее, на снижение стоимости жилья у девелоперов будут влиять другие факторы. 

С.Д.: А цены на новостройки вообще могут упасть?

А.К.: Раньше состояние рынка недвижимости можно было прогнозировать на 2–3 года вперед. Сейчас же клиенты, особенно инвесторы, имеют право опасаться. У них есть повод спросить себя: цена, которую я сейчас плачу, — это нормально или через 2–3 года будет по-другому? 

А еще люди опасаются, будет ли в обозримом будущем расти их заработная плата, и уверенности в этом у них не так много. Этот фактор будет давить на цены, особенно в новых проектах. 

С другой стороны, если смотреть на рынок в целом, у людей есть накопления. В сентябре с депозитов было снято рекордное количество денег. Куда их девать? Раньше можно было рассматривать индивидуальные инвестиционные счета, акции, облигации. Но сейчас это не лучший вариант. Криптовалюта? Для большинства россиян это ругательное слово. Остается недвижимость, это базовый актив. 

Приведу личный  пример. Я всегда был сторонником отказа от владения недвижимостью и автомобилем. У меня нет квартиры в собственности, а передвигаться я предпочитаю на такси. Капитал я при этом инвестирую в недвижимость, так как считаю это стабильным. 

Но сегодня даже я, имея жесткую позицию, что иметь недвижимую собственность — плохо, задумываюсь о приобретении собственного жилья. Когда контур безопасности у людей не определен, они вкладываются в то, что стабильно вне зависимости от ситуации.   

«Я не уверен, что люди перестанут копить»

С.Д.: Риелторы уже лет 15 говорят, что клиенты достанут деньги из-под матрасов и понесут в недвижимость. Сегодня суммы, хранящихся на депозитах, уменьшаются. Видишь ли ты предел этим накоплениям? Может, скоро люди вообще перестанут приносить деньги на депозиты и будут тратить всё на жизнь? 

А.К.: Я смотрю на ситуацию довольно оптимистично. В среднесрочной перспективе мы в нашем агентстве не видим каких-то фатальных для рынка событий, поэтому я не уверен, что люди перестанут копить, вкладываться в депозиты или в недвижимость. 

Склонность нашего населения больше копить, чем тратить, — это тренд, порожденный многими кризисами, и пока он никуда не делся. На депозитах и разных счетах у россиян находится около 27 трлн рублей, это очень большая сумма. При этом на эскроу-счетах у застройщиков всей страны сейчас лежит только 3,5 триллиона. Это почти в семь раз меньше!  

Если мы говорим о недвижимости в целом, сегодня существует тренд на покупку загородных объектов. Драйвером этого рынка выступает сельская ипотека, расширяются программы покупки недвижимости у девелоперов. 

Хотите взять ипотеку? Получите персональное предложение на Циан 

И сейчас застройщики начнут перестраиваться и возводить дома, которые подходят под субсидированные программы. Так, в Нижегородской области можно оформить сельскую ипотеку на новый дом стоимостью от 5,5 млн рублей под 2,7% с первоначальным взносом 10%. Звучит неплохо! 

М.П.: Изменилось ли что-то за последние месяцы в поведении застройщиков: возможно, появились скрытые скидки, активное субсидирование?

А.К.: В последние годы среди российских застройщиков был тренд на отказ от услуг риелторов — в какой-то момент они решили, что смогут без нас обойтись. Но сейчас девелоперы стали возвращаться к риелторам. Особенно это актуально для новых застройщиков, только заходящих на рынок. 

Например, один из Ижевских девелоперов, начинающий работу в Нижнем Новгороде, готов платить до 4–5% комиссии. Для сравнения: по итогам прошлого года средний процент, выплачиваемый застройщиками риелторам, составлял 1,25%. 

Второй тренд — скидки. Реальный прайс пока не меняется, но девелоперы уже дают скидки до 20% в точечном порядке. Я подписан на многие телеграм-каналы и постоянно вижу такие предложения. 

Думаю, что в открытом прайсе мы увидим сокращение цены в I квартале 2023 года — по проектам, срок сдачи которых еще достаточно далек.

М.П.: А как этой осенью себя чувствуют риелторы? 

А.К.: Кризисные ситуации не рождают ничего нового, а лишь усиливают существующие тренды. Уже давно говорят, что рынок недвижимости консолидируется. Крупнейшие агентства недвижимости из первой двадцатки занимают всё большую его долю. В последние недели эта тенденция усилилась. Сбывается наш прогноз о том, что из игры будут выходить мелкие и средние агентства. 

В последние три недели мы говорили с тремя собственниками небольших агентств, которые признались, что уже не справляются и готовы к той или иной форме объединения. Мы это пока обсуждаем, потому что для нас это не очень интересно. Тем не менее опыт поглощения других компаний у «Монолита» есть.  

Еще одна актуальная история — рост числа частных риелторов с одним-двумя помощниками.

М.П.: Мы тоже считаем, что агентства категории А (крупнейшие) и категории С (микроагентства и частные риелторы) будут расти, а количество агентств категории В — таять. В этих условиях становится всё более актуальной франчайзинговая модель бизнеса. В США уже до 80% агентств работают по франшизе. Ждет ли это российский рынок?

А.К.: Заходя в новые регионы, нам становится все сложнее нанимать сотрудников. Большинство кандидатов, которых мы рассматриваем, уже либо работали в агентстве недвижимости, либо у них сложилось мнение, что в недвижимости много не заработаешь, либо пробовали работать в этой сфере, но нашли для себя что-то более интересное. 

Я думаю, амбициозные компании будут всё сильнее конкурировать за профессиональных риелторов из агентств среднего размера — как раз той самой категории В. 

Крупные компании будут бороться за то, чтобы переманить их к себе либо поглотить такое агентство целиком, в том числе предложив франшизу. Сейчас, когда часть трудоспособного населения будет мобилизована, рынок труда ощутит еще более серьезное давление. 

Небольшие и средние агентства, которые не смогут встроиться в новую рыночную реальность, рано или поздно сойдут с дистанции. При этом часть их агентов присоединится к крупным игрокам, а часть выберет работу на себя и пополнит категорию С. 

М.П.: Число риелторов в сложившейся сейчас ситуации будет расти или падать?

А.К.: Число риелторов не увеличится. Мы не ожидаем существенного роста объема сделок. Скорее всего, в ближайшее время рынок будет держаться на уровне 2019–2020 годов. То есть это будет не такая маржинальная история, которая способна породить всплеск интереса к профессии. Много риелторов породил 2021 год, повторения которого мы сейчас не ждем. 

И второй момент: агентств недвижимости у нас много, и они эффективно работают. Сокращение объема рынка приведет к еще более жесткой конкуренции между ними. 

В такой ситуации выживут только те агентства, которые покажут более высокую производительность и умение работать с издержками.

«Продавать квартиру по доверенности — эмоциональное решение» 

М.П.: Как в последние недели изменилось поведение покупателей? Мы видим, что кто-то занял позицию «ждуна», а кто-то пытается спешно продать квартиру по доверенности. 

А.К.: Продавать квартиру по доверенности — это скорее эмоциональное решение. Будем честны: так гораздо труднее выйти на сделку, ведь не каждый покупатель согласится иметь дело с доверенным лицом продавца. 

Некоторые наши клиенты уже «наигрались» с этим. Мы все чаще видим людей, которые переехали в СНГ и через месяц возвращаются. Как вы думаете, почему? Потому что деньги закончились. В странах, куда они уехали, достаточно высок свой уровень безработицы, им бы самим с этим справиться, а тут еще приезжие.  

Второе: мы видим, как по отдельным регионам сокращается объем выдачи ипотеки. Это говорит о том, что, во-первых, клиенты все больше теряют уверенность в завтрашнем дне, во-вторых, потихоньку начинают расти ставки, и, в-третьих, банки начинают «прикручивать» андеррайтинг. Некоторым категориям потенциальных заемщиков деньги сегодня уже не дают. В группе риска в первую очередь те, кого может коснуться частичная мобилизация. Официально об этом никто не говорит, но мы замечаем такую тенденцию. 

Поэтому на рынке появляется все больше клиентов с живыми деньгами, готовых покупать квартиры. Видимо, скоро мы узнаем, как много у людей сбережений. А если серьезно, то такое мы наблюдаем во время каждого кризиса. Резервов в России много.    

С.Д.: Мы видим, как вырос интерес к нашему онлайн-сервису удаленной регистрации сделок «Циан.Сделка». Для тех, кто спешно уехал за границу, продажа квартиры стала насущным вопросом. Есть ли у вас спрос на удаленные сделки и как вы оцениваете инфраструктуру их проведения в России?

А.К.: Повторюсь, любая трудная ситуация только усиливает те тренды, которые сложились. Вот и удаленная регистрация сделок сейчас будет расти. Пока это вызвано сложившейся ситуацией, а через некоторое время дистанционные сделки станут обычной практикой. Даже когда мы с вами находимся рядом, зачем куда-то ехать, если можно сделать всё онлайн? 

У нас уже прошли пилотные удаленные сделки, и мы планируем масштабировать это направление. 

Доверие клиентов к онлайн-сделкам постепенно растет, и даже пожилые люди, которые нередко побаиваются подобных новинок, уже начинают ими пользоваться. Два-три года назад в такое было трудно поверить.  

С.Д: Что происходит на «вторичке»? Кто-то говорит, что появились скидки до 30% и выше, но по нашей аналитике серьезных скидок мы не видим. Есть ли сейчас дисконты и на что?

А.К.: Мы постоянно мониторим разницу между ценой предложения и ценой продажи. До февраля 2022 года дисконт отсутствовал, в мае-июне мы видели появление скидок до 10–15%, потом они снизились до 5–7%. 

Сейчас мы видим дисконты в 8–9%. А еще мы видим серьезный рост предложения, и это будет давить на рынок в I квартале 2023 года. Многое будет зависеть от того, продолжит ли государство поддерживать рынок недвижимости. 

С.Д.: Если снизятся цены на новостройки, последует ли за этим снижение стоимости «вторички»?

А.К.: Все зависит от того, будет ли субсидирование новостроек. Если ставка на них поднимется до 10,5%, то мы увидим падение продаж как минимум на 40%. Это приведет к снижению стоимости.

Сегодня новостройка без ремонта, которая будет сдаваться через год, стоит столько же, сколько «вторичка» в аналогичном доме, в той же локации, но с ремонтом. Это как? 

Это значит, что из-за субсидирования ставок процентов на 20–25% переоценена вся «первичка» в России. В цены просто зашиты все издержки.  

Следовательно, банк берет в залог объект, который оценивается на 25% дороже, чем стоит в реальности. Получается, что исчезновение субсидированных ставок игрокам рынка невыгодно, особенно банкам. Ведь если застройщики в таком случае потеряют 25%, то банки получат 50-процентную неэффективность залога. 

Это уже вопрос стабильности финансовой системы. Надеюсь, государство это видит. Резко отменять субсидированную ипотеку нельзя. 

ПОЛНОСТЬЮ ИНТЕРВЬЮ С алексеем козловым СМОТРИТЕ НА НАШЕМ YOUTUBE-КАНАЛЕ:


«Когда все говорят, что надо покупать недвижимость, нужно ее срочно продавать»

С.Д.: Есть ли сейчас инвесторы на рынке недвижимости? 

А.К.: Сам я в марте этого года вышел из всех своих инвестиционных проектов. Большинство инвесторов сделало то же самое. Один момент: когда я выходил из инвестиций, кто, как думаете, являлся моим покупателем? Те же инвесторы! 

Сейчас, когда на рынке все чаще будут появляться интересные объекты с дисконтом, инвесторов будет все больше. Закон инвестиций прост: когда все, начиная от чистильщика обуви, говорят, что надо покупать недвижимость, нужно срочно все продавать. И наоборот: когда все говорят, что грядет катастрофа и нужно срочно уходить с рынка, наступает самое время для покупок.

Жилищный сегмент, с которым мы работаем, — эконом и средний класс плюс. Именно в этих категориях проходит до 70% всех сделок с недвижимостью. В этой нише много клиентов, которые остаются в стране, продолжают инвестировать, несмотря на ситуацию. 

Но сейчас проблема у них — куда вложить деньги. Особенно показателен для меня в этом смысле рынок коммерческой недвижимости. 

Сейчас самое время, чтобы зайти в этот рынок, и многие наши клиенты готовы на это. Но выгодных предложений нет, уровень цен достаточно высок. 

Я жду, когда коммерческие объекты начнут выставлять по выгодным для инвесторов ценам, однако этого пока не происходит.   

С.Д.: И в какой сегмент недвижимости сегодня инвестировать?

А.К.: Зависит от цели инвестора. Если вы хотите просто сохранить свои деньги на 20 лет, нужно покупать вторичную недвижимость. Так вы будете стабильно и без риска получать 4–5% годовых. Найдите хорошую для входа цену, удобную локацию, и либо переезжайте туда, либо сдавайте квартиру в аренду.  

Если хочется зарабатывать больше, нужно искать девелоперов, готовых предлагать серьезные скидки. Можно подыскивать новостройки, которые сдадутся через 2–3 месяца, покупать там квартиры, делать ремонт и продавать. С точки зрения доходности и риска это лучшее предложение. Можно рассмотреть инвестиции в зарубежную недвижимость, мы сейчас начали работать с этим сегментом.  

Не можете выбрать новостройку? Поможем определиться! 

С.Д.: В каких странах вы продаете зарубежную недвижимость?

А.К.: Турция, Грузия, страны СНГ, кроме Прибалтики, ОАЭ, Таиланд, Северный Кипр. Есть интересные инвестиционные предложения. Мы поняли, как хеджировать валютные риски клиентов, так что можно не опасаться, что курс доллара внезапно подскочит до 150 рублей и всё закончится убытком. Сейчас мы будем активно предлагать свои услуги инвесторам.

С.Д.: Сегодня ваша компания присутствует в одиннадцати городах. Каковы ваши дальнейшие планы по развитию?

А.К.: Войти через пять лет в топ-5 агентств недвижимости России. Основной фокус — на города-миллионники: Екатеринбург, Новосибирск, Хабаровск, Владивосток. Интересен Санкт-Петербург, но выходить на этот рынок мы будем только с партнерами. 

В миллионниках мы хорошо работаем с франчайзинговой моделью. Например, в Волгограде за первый год работы мы вошли в первую тройку агентств недвижимости, работающих по франшизе. При этом в некоторых городах мы ведем бизнес только с партнерами и умеем выстраивать такие отношения.  

Текущая модель работы агентств недвижимости в привычном для нас понимании, скорее всего, будет отмирать. Мы видим перспективы в нескольких плоскостях. 

Например, агентства очень слабо работают с привлечением капитала как в свой бизнес, так и на инвестиции. 

Это направление мы планируем активно развивать: будем сами либо в партнерстве с кем-то создавать ПИФ. Компетенций для этого у нас достаточно, мы понимаем, куда нужно инвестировать, как использовать капитал. 

Следующий вектор — развитие автоматизации, электронные сделки, CRM. Еще в планах создать из риелторской услуги реальный продукт. Сейчас такого продукта нет, и каждое агентство работает по-своему. Из-за этого качество взаимодействия с клиентами у разных компаний сильно отличается. 

«Всё, что пытаются регулировать, у нас работает не очень хорошо»

С.Д.: Сертификация риелторской деятельности может способствовать созданию реального продукта?

А.К.: Всё, что пытаются регулировать, у нас работает не очень хорошо. Поэтому я бы хотел, чтобы государство просто сказало: «Ребята, делайте, что хотите. Главное, не нарушайте текущие законы».  

А дополнительное регулирование в итоге может стать дополнительным бизнесом для тех структур, которые не очень близки к риелторской деятельности, но будут получать доход с обучения и сертификации. 

Еще регулирование отрасли «сверху» дает возможность недобросовестной конкуренции. Что делать компании, которую не без участия влиятельных коллег вдруг лишили сертификации? Мне не очень бы этого хотелось. 

С.Д.: Справедливости ради нужно сказать, что государство не особенно контролирует риелторский бизнес, а само профсообщество за все это время так и не родило внятных стандартов работы. Обращаясь в агентство, ты не знаешь, будет ли защищена твоя сделка. Кажется, рынок не может регулировать сам себя. 

А.К.: Я бы не сказал, что качество работы риелторов не меняется в лучшую сторону. И не сравнивал бы современную риелторскую услугу с тем, что было в 90-х и начале 2000-х, это кардинально разные услуги. 

Но все же я думаю, что говорить о сертификации пока рановато, нам нужно еще около 10 лет. За это время рынок сможет прийти ко вменяемым стандартам качества.  

Вспомните, каким был автомобильный рынок лет 15 назад: хаотичным, непонятным… Однако из него удалось сделать цивилизованный сегмент. 

Риелторский бизнес тоже должен перейти на тот уровень качества, который мы сейчас видим в автосалонах.

Кстати, мы в агентстве проводим эксперимент. К нам из автомобильного бизнеса перешел один руководящий сотрудник. Он работает у нас два года и стабильно входит в пятерку лучших продавцов. Сейчас мы берем в его отдел людей, которые эффективно занимались продажей автомобилей. 

У них есть четкий стандарт того, что и как нужно делать, и уже с первого месяца работы мы видим результат. Продуктовые тренинги в автомобильном бизнесе гораздо круче, чем у нас. Ребята, которые приходят к нам из этой сферы, порой открывают нам глаза на такие нюансы, которые на наших тренингах никогда не затрагивались. 

Конечно, у автосалонов по сравнению с агентствами недвижимости есть большой плюс: машины принадлежат салону, и можно оказывать услугу «товар + сервис». Это позволяет более эффективно управлять рынком.  

Возможно, объединив экспертизу автомобильного и риелторского бизнеса, у нас получится создать похожий стандарт услуги в сфере недвижимости. 

С.Д.: Ты сказал, что агентства слабо работают с привлечением капитала. Что имеется в виду?

А.К.: Действительно, мы слабо привлекаем капитал на развитие собственного агентства недвижимости. Одна из причин этого — трудно дать объективную оценку стоимости агентства недвижимости. Но опыт зарубежных рынков показывает, что это возможно.  

Западные игроки не только имеют крепкое партнерство с финансовыми институтами, но и выходят на биржу для привлечения инвестиций. 

Провести оценку бизнеса теперь удается и некоторым нашим компаниям. Вспомним недавний пример объединения «Перспективы 24» и «Самолета». 

Думаю, когда завершится текущий кризис, тренд на слияние компаний из разных ниш продолжится.     

Для агентства это хороший способ получить недостающие компетенции, например в IT, а заодно получить капитал на развитие.  

Второе недоосвоенное направление работы — привлечение капитала для инвестиционных сделок с недвижимостью: флиппинга, сдачи в аренду, долгосрочных вложений.  

Появление у агентства недвижимости таких компетенций становится для него неоспоримым преимуществом. 

«Останутся ли через 10 лет агентства недвижимости — большой вопрос»

М.П.: Каким ты видишь будущее рынка недвижимости в России в течение ближайших 10 лет?

А.К.: Большой вопрос, останутся ли через 10 лет агентства недвижимости в привычном понимании. Сейчас появляется все больше хороших платформ, экосистем, сервисов, которые научились делать определенную часть работы эффективнее, чем агентства недвижимости. Например, тот же Циан. 

Возникает вопрос, каким должно стать агентство недвижимости, чтобы выдерживать конкуренцию? Выживут только те, кто сможет глубоко интегрироваться c большими платформами и поймет, как пользоваться всеми современными сервисами.  

Я уверен, что в ближайшее время появится такая платформа, которая поставит перед риелторами вопрос, зачем нужен физический офис, если офис виртуальный может уместиться на экране мобильника. 

При таком ходе событий за агентствами недвижимости останутся функции обучения персонала, повышения мотивации риелторов. 

Есть еще один нюанс. Как только сделки начнут совершаться на базе технологии блокчейн, возникнет серьезная угроза для всей отрасли. Сделка будет совершаться буквально за две минуты прямо на квартире, с автоматической проверкой всего, что можно. Но тогда наконец-то риелторы и агентства недвижимости поймут, чем именно они ценны для клиента! 

С.Д.: Я знаю, что ты выпускник «Сколково». Что тебе дало обучение?

А.К.: Образование в «Сколково» — одно из самых ярких моих впечатлений за последние 10–15 лет жизни. Я получил возможность понять, что такое предпринимательское мышление, увидеть те его грани, которые раньше не замечал. 

Я начал воспринимать его как объект, которым можно управлять. Обучение в «Сколково» кардинально меняет мышление. Идеи нескольких проектов, которые мы сейчас разрабатываем, пришли после окончания мною этого курса.  

С.Д.: Не было после этого желания заняться другим бизнесом, поменять сферу деятельности?

А.К.: Возникло желание именно поменять, а не сменить сферу деятельности. Хочется, чтобы наша отрасль перестала быть чем-то архаичным и непонятным, превратилась во что-то важное и ценное. 

Я сам начинал как риелтор, занимался коммерческой недвижимостью и понимаю, что в этой отрасли твой профессионализм, умение вести переговоры — то, что нереально автоматизировать. Это очень сложная штука.

Менять риелторскую сферу нужно в трех направлениях: улучшать организацию работы агентств недвижимости, сделать риелторскую услугу продуктом, изменить способ «потребления» недвижимости. 

С.Д.: Чем бы еще ты хотел заниматься?

А.К.: Мне всегда были интересны инвестиции: в недвижимость, в криптовалюту, фондовые рынки. Занимаясь этим, ты прокачиваешь свое умение справляться с рисками. Да и просто интересно поиграть на фондовом рынке, рискнуть. Это опыт, который можно потом применить в бизнесе.

С.Д.: Чем ты заполняешь свободное время?

А.К.: Я всегда увлекался спортом, люблю футбол, хоккей, настольный теннис. Недавно начал бегать, это оказалось для меня интересной историей. Беру аудиокнигу и 30–40 минут бегаю. 

Открыл для себя бадминтон. Всегда думал, что это пенсионерский вид спорта, а оказывается, что там нужно побегать будь здоров. Поставил себе цель — через 10 лет обыграть своего тренера.

А еще знакомые часто приглашали меня участвовать в регатах, и недавно мне это удалось. Я раньше и не предполагал, что это так похоже на предпринимательство! Участие в регате дает тебе возможность полностью управлять ситуацией, ты строишь вокруг себя команду, вместе с которой достигаешь целей… Ну и чувство свободы, которое ты при этом испытываешь – не это ли и есть предпринимательство?

Подписывайтесь на Циан CRE в Telegram

Сейчас обсуждают
Аноним
6 февраля 2023
редакцияeditorial@cian.ru